с 10.00 до 19.00,
Москва, ул. Маросейка, 10/1, строение 3
Станция метро «Китай город»
+7 (495) 627 69 96 Ждем вашего звонка!

Что такое «сталкинг» и почему он перерастает в беспредел?

опубликовано: 28-07-2022

В понятие «преследование», или «сталкинг» входят буллинг (травля), сталкинг (слежка), моббинг (коллективные нападки), кибертравля и подобные им действия.

Почти год назад началась история, о которой здесь появилась статья в ноябре 2021. Вот как говорила о ситуации Екатерина Сычева: «Он улыбается, подходит ко мне и говорит: «Ну что ты устраиваешь истерики?» Начинает бить, два раза по голове, попал по уху. Я попала в больницу с сотрясением мозга, у меня было опухшее лицо, гематома на щеке». Еще в апреле 2020 в интернете на Катю вышла Яна: «А знаешь, он меня преследует, мы раньше были вместе пять лет. Я боялась от него уйти: он все время мне угрожал», — написала она.

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Что изменилось

Практически ничего.

Уже который год Екатерина Сычева из Люберец вздрагивает от звука домофона. На дверях теперь видеокамеры. Выйти на улицу страшно, в магазин за продуктами — только с трансляцией по телефону. И все же это не спасает ее от сталкера: он преследует ее, оскорбляет и угрожает. Знакомый Катерины в коме. Попал в реанимацию после драки с Ткачом (Владимиром Ткаченко), отец умер сразу после встречи с преследователем — сердце не выдержало.

Ткач: Фото из личного архива Екатерины Сычевой
Ткач: Фото из личного архива Екатерины Сычевой

Девушка писала заявления в полицию, но без толку: в России навязчивое внимание к человеку и его преследование преступлением не считается.

Все это при том, что дочке Екатерины Насте семнадцать лет, у нее ДЦП, передвигается она только на инвалидной коляске. Они практически не выходят на улицу из страха. Каждый день к дому приезжает сталкер, звонит в домофон, стоит под окнами, кричит на весь двор оскорбления, утверждает, что бывшая принадлежит только ему одному.

Переехать на другую квартиру не могут, потому что у ребенка ДЦП особые нужды, есть привязка к соцзащите, реабилитации, надомное обучение. Девочке тяжело адаптироваться в новых условиях, привыкать к новому учителю.

маньяк фото
Фото из открытых источников

Удалось завести дело только после нападения на мужчину

Как видим, вред двум женщинам не имел правовых последствий. 8 ноября 2021 года вечером Ткач напал на парня Яны Витю, ворвался в его машину и стал бить кулаком по голове, достал нож, приставил к шее, потом порезал машину. Ткач — высокий мужчина, боксер, после драки с ним Витя несколько дней был в коме. Теперь Ткачу вменяют «Угрозу убийством», 119 ст. УК РФ (максимальная санкция — лишение свободы на срок до двух лет). Дело движется (сейчас он уже в статусе подсудимого), и девушки надеются хоть на какое-то наказание для Ткача, пусть даже условное. Два месяца Яна и Екатерина ходят на заседания, а он тем временем атакует Сычеву.

Яна научилась прятаться, найти ее сталкер не может уже более месяца. Он буквально пасется у ее места работы, но ей удается скрывать рабочий график и передвижения.

нападение на мужчину
Фото из открытых источников

Оскорбление суда

На судах Ткач ведет себя неадекватно: пытается проявлять физическую агрессию, делает неприличные жесты. На замечания судьи: «Это что за неуважение к суду! Что вы таким жестом сделали?» Он отвечает: «Ой, ну если вы будете обращать сейчас внимание на все мои жесты, у нас это затянется еще надолго».

Какие статьи грозят сталкеру

Как уже упоминалось, нет ни закона об охранном ордере, ни понятия «сталкер» в российском законодательстве. Сейчас пострадавшие ждут, чтоб был вынесен приговор Ткачу. После этого они планируют возродить уголовные дела. Их было несколько: летом 2020 он выложил в интернет порно фотографии с Екатериной (УК РФ Статья 242. Незаконное изготовление и оборот порнографических материалов или предметов). В ноябре разбил такси, на котором работал Виктор, в марте 2021 разбил телефон Сычевой (УК РФ Статья 167. Умышленное уничтожение или повреждение имущества»).

УК РФ Статья 242. Незаконное изготовление и оборот порнографических материалов или предметов
Фото из открытых источников

Нет ответственности

Фактически происходит преследование людей, а осуществляют его либо поклонники, либо супруги, либо бывшие. И как правило все это связано с психологическим и физическим давлением или насилием. Каких-либо адекватных мер по этому поводу госорганы предпринять не могут. К сожалению, у нас нет опыта законодательства европейских стран, где в таких случаях выдается так называемый охранный ордер. Это мера безопасности, которая запрещает тому или иному человеку, кто был уличен в психологическом или психическом насилии, приближаться к определенному кругу людей (перечень определен ордером) на определенное расстояние. А в случае нарушения указанной судом дистанции мера ответственности может быть наложена в отношении преследователя более суровая, вплоть до ареста.

Российское законодательство имеет серьезные проблемы в этой части.

Безусловно, весь этот негативный опыт должны объединить наши депутаты и выйти в ближайшее время в новой сессии с законопроектом об охранных ордерах.

Мы работаем с Катериной уже больше полугода. За это время было и огромное освещение в СМИ, и снимали передачи, возбудили несколько уголовных дел, но это не смогло остановить Ткача.

У нас только следователь или суд может вынести постановление о проведении принудительной психиатрической экспертизы. А следствие по понятным причинам делать этого не хочет.

Он материально состоятельный человек и открыто заявляет, что местных сотрудников полиции покупает. Видимо, в этом феномен его безнаказанности.

Законодательство

О том, что в России понятие «преследование» отсутствует в законодательстве и, следовательно, никак не наказывается, всегда говорит журналист, депутат Госдумы РФ VII созыва, соавтор закона о профилактике семейно-бытового насилия Оксана Пушкина:

«В законопроекте последней версии о профилактике домашнего насилия мы прописали все определения: что является семейно-бытовым насилием, что такое преследование, кто попадает под юрисдикцию будущего закона.

Любое насилие порождает эти явления. Пока до этого в России никому нет дела — в государственные интересы входят совершенно другие проблемы. Тем временем от бытового насилия могут страдать и те, кто, не будучи в официальном браке, просто живут под одной крышей.

Также законопроект предусматривает два главных механизма профилактики домашнего насилия — выдачу жертвам внесудебных и судебных охранных ордеров».

Dura lex sed lex — закон суров, но это закон. Мы снова напоминаем всем, что статья за сталкинг и охранные ордеры не помешали бы для помощи всем женщинам нашей страны.

    Whatsapp

    Нажимая кнопку «Получить консультацию», Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.