Пн-Пт: с 10.00 до 19.00,
Москва, ул. Маросейка, 10/1, строение 3
Станция метро «Китай город»
+7 (495) 627 69 96

Снегоуборщик заблудился в свете фар

опубликовано: 14-09-2015

Дело о катастрофе самолета Falcon может быть рассмотрено в особом порядке без изучения доказательств, что грозит международным скандалом.
Судебный процесс по уголовному делу о катастрофе самолета Falcon 50 может вылиться в международный скандал из-за позиции потерпевшего Патрика Вервеля, который обвиняет водителя снегоуборщика Владимира Мартыненко в преднамеренном убийстве главы нефтегазовой компании Total.
Напомним, в ночь на 21 октября 2014 года во «Внуково» разбился самолет Falcon 50. В результате авиакатастрофы погибли глава французской нефтегазовой компании Total Кристоф де Маржери, пилоты Янн Пикан, Максим Рассья и стюардесса Руслана Вервель.
По версии следствия, водитель снегоуборочной машины Владимир Мартыненко «заблудился» и выехал на взлетное поле, где и произошло столкновение снегоуборщика и идущего на взлет самолета Falcon 50. Кроме Мартыненко следствие считает виновными в трагедии руководителя полетов Романа Дунаева, диспетчера-инструктора Александра Круглова, диспетчера-стажера Светлану Кривсун, диспетчера руления Надежду Архипову, руководителя смены отдела эксплуатации аэродромной службы аэропорта Владимира Леденева. Всем им инкриминируется совершение преступления, предусмотренного частью 3 статьи 263 УК РФ — «нарушение правил безопасности движения и эксплуатации судна воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц».
Адвокат Александр Карабанов, представляющий интересы водителя снегоуборщика Мартыненко, рассказал «Новой», что уже подписано обвинительное заключение, которое направлено в прокуратуру для утверждения.
— Изучив более ста томов уголовного дела, исходя из тех материалов, которые собрало следствие, мы посчитали правильным заявить ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке и рассчитывать на снисхождение, — рассказал Карабанов «Новой». По словам адвоката, водитель снегоуборочной машины полностью признал свою вину и активно помогал следствию.
«Особый порядок» предусматривает упрощенную процессуальную процедуру и возможность получения максимально мягкого наказания. Однако против такого порядка рассмотрения уголовного дела, в ходе которого собранные доказательства в суде не изучаются, может выступить признанный по делу потерпевшим гражданин Франции Патрик Вервель, муж погибшей стюардессы Русланы Вервель.
В апреле Патрик прилетал в Москву, и мы встретились. Он рассказал мне, почему не верит в официальную версию причин катастрофы:
— В этой катастрофе много неувязок и необъяснимых совпадений. В СМИ пишут, что она произошла в результате халатности и несогласованности действий наземных служб. Но мне все равно непонятно, почему снегоуборочная техника оказалась на взлетно-посадочной полосе, когда в Москве в тот роковой день не было снега — шел дождь. Мне непонятно, как водитель снегоуборщика Мартыненко, который больше десяти лет работал во Внуково, мог «потеряться» на взлетной полосе? (подробности в «Новой», № 36 от 8 апреля 2015 года).
За время поездки в Москву и по возращении во Францию Патрик Вервель встретился со многими специалистами. И чем больше он узнавал в рамках своего частного расследования, тем более критично он относился к официальной версии следствия.
На днях я получил письмо от Патрика Вервеля, в котором он обвиняет Владимира Мартыненко в преднамеренном убийстве главы компании Total и членов экипажа самолета Falcon 50.
«Сначала Мартыненко утверждал, что ничего не помнит. Потом к нему вернулась память, и он начал говорить, что пересек взлетную полосу после того, как попросил разрешения у диспетчеров, но не дождавшись их ответа», — пишет Вервель и недоумевает: «Почему Мартыненко не попытался связаться со своим начальником смены Леденевым, руководившим работой трех снегоуборщиков?»
«Мартыненко говорит явную неправду, — уверяет Вервель. — Он ни с кем не связывался. Мартыненко повторяет, что он отбился от колонны и потерялся. Я напомню, что оставалось только два снегоуборщика — Наумкин и Мартыненко — под наблюдением Леденева. Когда электрик Коновалов, вызванный Леденевым, пересек полосу и присоединился к снегоуборщикам (за минуту до катастрофы), он четко говорит, что видит машину Мартыненко! К тому же все было хорошо освещено, и видимость составляла 350 метров. Потерять своих коллег в этой ситуации было невозможно».
Я попросил на условиях анонимности прокомментировать письмо Патрика Вервеля одного из членов следственной бригады и вот что услышал:
— Не принимай всерьез его слова. Патрик Вервель — жертва конспирологической версии катастрофы. По-человечески я его понимаю: у него погибла жена. Но факты говорят о том, что главная причина катастрофы во «Внуково» — это наш российский бардак…
Но как отмахнуться от аргументов Патрика Вервеля, если он пишет, явно руководствуясь не эмоциями, а собранными им фактами: «Мартыненко пересекает взлетную полосу в момент, когда самолет начинает движение. За 14 секунд до аварии пилот произносит: «Что за машина пересекает полосу?» То есть он видит снегоуборщик. Фара Falcon 50 видна за километр. Но Мартненко самолета не видит! Как можно в это поверить? Мартыненко продолжает движение, пересекает полосу, разворачивается и, как свидетельствует электрик, снова выезжает на полосу. Прямо перед самолетом!»
Патрик Вервель приходит к выводу: если в первый раз снегоуборщик пересек взлетную полосу по ошибке, то во второй раз он мог сделать это только сознательно: «В таком случае, это предумышленное преступление, — пишет Вервель. — Почему он врет? Кого выгораживает? Его запугали? Он знает, что произошло на самом деле в ночь убийства, но скрывает правду?»
Все эти вопросы Патрик Вервель намерен задать в ходе судебного процесса. А это значит, что водитель снегоуборочной машины Владимир Мартыненко и другие обвиняемые едва ли могут рассчитывать на «особый порядок» судопроизводства, если, конечно, российский суд не примет во внимание требования потерпевшего, что, увы, случается сплошь и рядом.
Источник: novayagazeta.ru