Пн-Пт: с 10.00 до 19.00,
Москва, ул. Маросейка, 10/1, строение 3
Станция метро «Китай город»
8 (800) 777-16-96 +7 (495) 627 69 96

Обвиняемый в хищениях при строительстве Приморского океанариума: “Все знают! Все молчат!”

опубликовано: 08-10-2015

Руководитель ФГУП «Дирекция по строительству в Дальневосточном федеральном округе» Андрей Поплавский, обвиняемый в хищении более 1 миллиарда рублей при строительстве Приморского океанариума во Владивостоке, возможно, уже в этом году предстанет перед судом. Предварительное расследование дела, фигурантом которого также является генеральный директор ООО «НПО Мостовик» Олег Шишов, завершилось в июне, стороны на данный момент знакомятся с материалами дела.
При посредничестве адвоката Александра Карабанова Поплавский рассказал РАПСИ, что ему вменяет следствие, почему он не пошел на сделку с правосудием и как он сам объясняет себе изобличительные показания Шишова.
«Хорошего обо мне мало скажут…»
– Андрей Антонович, когда и как вы познакомились с Олегом Шишовым?
– Когда было принято решение о начале строительства Приморского океанариума, во ФГУП “Дирекция по строительству в ДФО” Управления делами президента РФ стали обращаться с предложениями стать генеральным подрядчиком разные именитые и неизвестные организации. Но, поняв сложность строительства, на дальнейшие переговоры они больше не выходили. В этот момент мое предприятие осуществляло технический контроль и функции заказчика на другом объекте – мосту с материка на остров Русский. Строительство осуществляло ООО “НПО “Мостовик”, которое и возглавлял Шишов. В связи с тем, что на одной стройплощадке планировалось начать строительство еще одного объекта, Управление делами президента РФ приняло решение отдать эти работы “Мостовику”. А далее, в связи с возникшими проблемами и приоритетами подготовительные работы были приостановлены и “Мостовик”, имея ресурсы и репутацию, переехал на строительство океанариума. Таким образом, Управление делами президента РФ заключило договор с “Мостовиком”, который состоял в консорциуме с ЗАО Кассандра”, ОАО “ПриморГражданПроект” и “ХУАНС ГРИН КАУНТРИ”.
– Какие обязанности были у вашего предприятия?
– ФГУП «Дирекция по строительству в ДФО» было создано в 2005 году для организации работ по выполнению поручений президента РФ по строительству приморского океанариума и была наделена уставным капиталом в размере 500 тысяч рублей. Дирекция за время своего существования не имела расчетного счета в казначействе, не являлась получателем бюджетных средств ни в каком виде. Финансирование строительства осуществлялось через международный благотворительный фонд «Константиновский», и денежные средства на оплату содержания, заработную плату, оборудование, дирекция получала от своей коммерческой деятельности, в том числе, за осуществление технического надзора проектирования и строительства океанариума и ряда других объектов.
– Взаимодействовали ли вы с Шишовым при реализации проекта?
– Шишов был генеральным директором «Мостовика» – конечно, мы взаимодействовали: когда у меня возникали серьезные претензии по качеству работ и срокам их выполнения, когда у Шишова возникали вопросы почему я не оплачиваю некачественно выполненные работы. Непосредственно руководством производства работ Шишов не занимался, это делали его замы, а он иногда появлялся на объекте.
– Что именно вам вменяет следствие?
– Следствие вменяет мне, что я, сговорившись с Шишовым, завысил сметную стоимость работ по строительству океанариума на 10%, тем самым растратил 1 миллиард рублей. Это было бы смешно, если бы я не сидел в СИЗО. Проектные и сметные работы выполнял «ПриморГражданПроект», к которому я как управляющий Дирекцией никогда не имел и не мог иметь никакого отношения, и, тем более, влияния.
Более того, все сметы были проверены «ГлавГосЭкспертизой», которая утвердила их, на что есть соответствующие заключения. За период строительства на объект с проверками несколько раз выезжало Контрольно-ревизионное управление Управления делами президента, а также Счетная палата РФ.
Безусловно, какие-либо нарушения имеются на любой стройке, но обвинять меня в растрате это абсурд! Согласно судебной экспертизе, я сэкономил более 2 миллиардов рублей, но следствие об этом факте даже слышать не хочет.
– Как вы считаете, были ли основания для возбуждения данного уголовного дела?
– Я не следователь, всегда занимался производством, строительством, и мне трудно говорить о том, были или не были основания для уголовного дела. Знаю одно: я честно выполнял свои обязанности. Опросите субподрядчиков! Да, я понимаю, что хорошего обо мне мало скажут. Скажут, что я постоянно ругался, заставлял их работать, постоянно снижал цены за выполненную работу, но я делал это обоснованно, экономил каждую копейку, и ущерба от моей работы никто не понес. То есть ущерб есть, но он образовался от действия Московской дирекции ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации Правительственных зданий» – оно доводило бюджетные деньги до строительства океанариума.
«Я не могу оговаривать людей»
– Следствие утверждает, что свидетели дают показания против вас, в том числе Шишов. Как вы можете это объяснить?
– Считаю, что это реакция с целью обезопасить себя и свои преступные деяния, это известный метод. Очень интересно наблюдать за развитием событий по протоколам: на первом допросе Шишов характеризует меня исключительно положительно. А после того, как следствие заключило с ним досудебное соглашение, Шишов начал давать совершенно другие показания. На очной ставке он зачитывал показания, заранее заготовленные на бумаге, на все мои вопросы отвечать отказывался. Думаю, цель одна: заключив сделку со следствием, уйти от ответственности путем перекладывания своей вины на меня.
Я с удовольствием читаю материалы уголовного дела, где допрашиваются субподрядчики, в ходе этих допросов им не задано ни одного вопроса о взаимоотношении со мной, хотя Шишов в своих показаниях говорит, что я заставлял заключать договоры субподряда с рядом фирм, и, по его сведениям, я якобы занимался с ними денежными махинациями. Так вот, ни в одном допросе я не прочитал никакой информации обо мне, что наводит на мысль о том, что либо эти вопросы не задавались, либо, услышав ответ на них, следствие не отражает их в протоколах, чтобы не создавать благоприятное впечатление обо мне. И, что самое главное, бывшие сотрудники «Мостовика» раскрывают порядок заключения договоров с субподрядчиками, и в их показаниях нет никаких намеков на то, что я заставлял их это делать.
– Вам предлагали дать показания против Шишова?
– Безусловно, и не только на Шишова. Мне предлагали дать ложные показания на чиновников из Управления делами президента, но я не могу оговаривать людей. Я готов давать только правдивые показания, но они не понравятся ни Шишову, ни многим нынешним чиновникам. Меня удивляет тот факт, что следствие не расследует обстоятельства, связанные с хищением государственных средств, которые были выделены «Мостовику» дополнительно из бюджета РФ, минуя Дирекцию в ДФО. Их действительно нет, они расхищены.
– Изначально Шишов не признавал вину во вменяемом преступлении. Как вы думаете, почему его позиция со временем изменилась?
– Согласно актам сверки взаимных расчетов между Дирекцией по строительству в ДФО и ООО “НПО “Мостовик” по состоянию на 16 июля 2015 года, задолженность в пользу последнего составляет порядка 140000 рублей. И это не учитывая, что «Мостовиком» выполнено, но не предъявлено работ еще на сумму более 1 миллиарда рублей, то есть по тем обстоятельствам, по которым мне и Шишову предъявлены обвинения в растрате денежных средств, потерпевшим является Шишов и «Мостовик», а не Управление делами президента. И Шишов это знал всегда. Я думаю, что следователи с первых дней оказывали на него сильнейшее давление, обещали ему изменить меру пресечения на домашний арест, если он подпишет досудебное соглашение. Думаю, он поверил, но его обманули: нужные следствию показания он дал, но домашний арест не получил. Уверен, Владимир Олегович понимает, что поступил непродуманно, импульсивно, и сейчас жалеет об этом.
– Почему на сделку не пошли вы сами?
– Чтобы пойти на сделку со следствием, нужно совершить преступление, а потом, дабы избежать наказания, нужно сообщить о преступлениях, совершенных другими лицами. Для меня как для офицера, который всегда выполнял свои обещания и договоренности, это неприемлемо. Я никогда не касался данной стороны дела, но, проведя больше девяти с половиной месяцев в СИЗО, и пообщавшись с людьми, которые здесь находятся, я понял, что следствие идет по отработанной схеме, находит слабейшее звено и заставляет его давать показания на других. Мне предъявлено обвинение по двум эпизодам, но если по эпизоду с Шишовым со мной проводились какие-то следственные действия, то по Косяченко и “Кассандре”, за это время меня ни разу не допросили.
Справка РАПСИ: в период с 11 июня 2009 года по 15 февраля 2010 года между ФГУП «Дирекция по строительству в Дальневосточном федеральном округе» Управления делами президента Российской Федерации» и ЗАО “Кассандра” были заключены контракты на выполнение подрядных работ по строительству НОК “Приморский Океанариум”. Согласно условиям контракта, “Кассандра” должна была своими и/или привлеченными силами обеспечить перевозку необходимого оборудования для организации проживания рабочих, необходимые материалы, технику.
По данным защиты, цена контракта назначалась и утверждалась не Поплавским, а непосредственно заказчиком. «ГлавГосЭкпертиза», согласно установленным правилам, также проверила обоснованность контрактной цены и утвердила ее в сумме 743589350 рублей. «Поплавского обвиняют в том, что он в целях хищения и растраты заранее завысил стоимость работ на 10%. Каким образом он это мог сделать, невозможно понять. Более того, добросовестно выполняя свои обязанности, Поплавский сэкономил порядка 80000000 рублей», – утверждает его адвокат Александр Карабанов.
Во всех показаниях Шишов и его сотрудники отмечают, что в настоящее время объект выполнен более чем на 90%, и в то же время принято работ на сумму не менее 57% от общей стоимости работ по строительству объекта. По словам Шишова, на декабрь 2014 года бухгалтерской отчетности и проведенной судебно-бухгалтерской экспертизе НПО «Мостовик» имеет убытки в размере 1,9 миллиарда рублей. С тех пор эти убытки увеличились на 1,8 миллиарда рублей, которые были получены дирекцией в марте по банковской гарантии Сбербанка России.
Получается, Поплавский, договорившись с Шишовым, нанес убытки государству на 1,8 миллиарда рублей, в то же время Поплавский нанес ущерб «Мостовику», по словам Шишова, на 3,8 миллиарда рублей. А по заключению судебной экспертизы, действиями Поплавского сэкономлено 2 миллиарда рублей. Где правда? О какой сделке можно говорить?!
– Из ходатайства следствия о продлении вам срока заключения под стражу следует, что вами до избрания меры пресечения был приобретен билет в Хабаровск. Якобы это говорит о желании скрыться от следствия. Куда вы летели и зачем?
– В 2005 году, когда мне предложили возглавить Дирекцию по строительству Управления делами президента РФ, я проживал в Хабаровске, где имел свой бизнес, в том числе и строительный. Я согласился на это предложение, и после соответствующих проверок был назначен на должность. Дирекция располагается во Владивостоке, где я и проживал с 2005 года. Причем за все время моего там нахождения Дирекцией не было потрачено ни одного рубля на мое проживание и другие мои расходы, в то время как другие сотрудники дирекции с первых дней тратят деньги, предназначенные для стройки, на свои личные нужды. Это и съем квартир, и покупка дорогих машин, и снятие новых помещений по завышенным ценам. Все знают, все молчат!
А насчет поездки… После совещания, на котором присутствовал президент РФ, было принято решение еще раз собраться в Москве заинтересованным лицам и составить план по завершению строительства и решить все наболевшие вопросы. О таком совещании я неоднократно с января 2014 года просил своих руководителей, докладывал о состоянии дел, и только после посещения президента было принято решение о проведения такого мероприятия.
Так вот: я должен был вылететь в Москву в среду, а до среды хотел слетать домой, и билеты были приобретены на пятницу. Но в пятницу пришли следователи, и я с главным инженером допоздна давал показания и показывал документацию. Пришлось перенести вылет на субботу, причем обратный билет не менялся и был на понедельник, о чем я сообщил следователям. Тогда это не вызвало у них никаких возражений. Сейчас я крайне возмущен и не согласен с надуманными выводами следствия о том, что я пытался скрыться.
– Объективно ли велось предварительное следствие, оказывалось ли на вас давление?
– О какой объективности может идти речь, если, как я ранее уже говорил, меня задержали по “Кассандре” и за 9 с половиной месяцев ни разу по этому эпизоду не допросили. Более того, меня вообще не допрашивали по сути предъявленного мне обвинения, никто не спрашивал моего отношения к предъявленному мне обвинению. Вот такая объективность!
Поплавский отказался ответить на вопрос РАПСИ о том, рассчитывает ли он на справедливое судебное разбирательство.
Записала Диана Гуцул
P.S. Агентство готово предоставить слово другим фигурантам данного процесса.
Источник: https://infosud.ru/