Пн-Пт: с 10.00 до 19.00,
Москва, ул. Маросейка, 10/1, строение 3
Станция метро «Китай город»
+7 (495) 627 69 96

Дело Карауловой: эксперты считают, что вузы сами куют кадры для ИГИЛ

опубликовано: 02-11-2015

Несчастная Варвара Караулова, чуть было не сгинувшая в сирийских пустынях, обнажила серьезную проблему – оказывается, террористические группировки Ближнего Востока не так далеки от неокрепших умов столичных студентов, как это может показаться. Как же предотвратить вербовку нашей молодежи в запрещённую в России организацию «Исламское государство» и другие террористические группировки?
После возвращения на родину изловленной в Турции Варвары Карауловой, история юной дурочки, попавшей под влияние «романтики воинов ислама», казалась исчерпанной. Ну мало ли бестолковой молодежи бежало во все времена к разного рода «полевым командирам» – и армия Че Гевары была собрана из таких вот «горячих сердец и пустых голов», и герои Аркадия Гайдара бежали на войну – кто к красному генералу Сиверсу, кто к белому генералу Краснову…
Однако потом выяснилось, что с возвращением в семью проблема не закончилась – девушка продолжала контактировать через интернет с вербовщиками террористов, представляя угрозу для самой себя и для других молодых людей. В итоге Варвара сидит за решеткой, а миллионы родителей по всей стране озадачены – как бы с их чадами не случилось подобного?
– Технологии вербовщиков постоянно совершенствуются, они применяют очень качественные аудио и видео материалы, используют более 2 десятков языков мира, – говорит зампред Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Людмила Бокова. – Они действуют высокопрофессиональными методиками. Используют, к примеру, труды американского специалиста по методам ненасильственной борьбы с авторитарными режимами Джина Шарпа – его книги «198 способов информационных атак» и другие. Применяют новые вирусы-трояны, которые массово распространяют агитационные мультимедийные материалы. В категории риска – студенты, как общительная категория населения, нередко знающая несколько языков, нетрудоустроенные мигранты, как имеющие избыток свободного времени и энергии… Поэтому государству нужно в первую очередь заняться системным мониторингом соцсетей, блокировкой аккаунтов вербовщиков и контрпропагандой.
Член Общественной Палаты РФ и президент Информационно–аналитического центра «Религия и общество» Алексей Гришин считает, что проблема не только в соцсетях и мобильных технологиях:
– Я 40 лет занимаюсь исламом, 9 лет в администрации Президента возглавлял направление взаимодействия с исламскими организациями. Мы проводим свои исследования – по оптимистичным прогнозам, в России потенциально поддерживают и симпатизируют ИГИЛ около 400 тысяч человек, а по пессимистическим – до 1,5 миллионов! Но самое страшный враг – это наши же российские чиновники! Они всеми силами замалчивают информацию – к примеру, недавно в Башкирии главный муфтий сообщил о 1200 уехавших в ИГИЛ из Башкирии, но очень быстро местное духовенство засуетилось, пошло на попятную, сказали, что это была ошибка – не 1200, а 20… Еще пример — не все знают, что в этом году на федеральном уровне принята так называемая «Социальная доктрина российских мусульман». Этот наспех сочиненный и принятый документ составлен бывшим православным священником, переметнувшимся в ислам. Так вот, в этой доктрине прямым текстом говорится о приоритете шариата над российским законодательством! И вот теперь Варя сидит за решеткой, а чиновники, которые одобрили эту доктрину, занимают свои должности и активно прячут результаты того, что они натворили…
Почему работа вербовщиков в молодежной среде так эффективна? Член комитета Госдумы по международным делам Адальби Шхагошев считает, что террористические структуры выглядят в глазах молодых людей «круто»:
– Ребята видят, как шесть десятков стран во главе с США воюют против ИГИЛ, а ИГИЛ развивается… Я прекрасно помню, как это выглядело на Северном Кавказе в 90-2000-е – радикальные группировки расширили свое влияние настолько, что даже вытеснили криминалитет. По любому звонку за несколько минут собиралось несколько десятков боевиков защищать своих – это выглядело для молодых людей эффектно и привлекательно.
Возникает вопрос – как вести контрпропаганду, не подливая воду на мельницу вербовщиков – ведь антиреклама это тоже реклама…
– Замалчивать, безусловно, нельзя, – уверен Адальби Шхагошев: – И тут есть два направления. Принудительное и естественное. Во-первых, наши идеологи должны быть «круче» – убедительнее, разумнее, интереснее, лучше знать ислам, который активно искажают вербовщики… Ну и второй момент – все же время многое расставляет по местам само. На Северном Кавказе молодежь тоже зазывали «борьбой за справедливость, за веру, за свободное государство». Но люди быстро разобрались и поняли, что это вовсе не «борьба за счастье и справедливость», а бандитский бизнес, похищения, выкупы, и т.п.
Адвокат же Варвары Карауловой Александр Карабанов опасается в первую очередь, что из его подзащитной могут сделать пугало для молодежи:
– Я убежден, что она до конца не понимает, что сделала что-то противозаконное. Девушка, безусловно, находится под сильным влиянием, вербовщик, как профессиональный психолог, создал эмоционально-зависимые связи – эти люди в любом найдут незаполненную нишу и рычаги, на которые можно давить. Я сейчас планирую заявлять ходатайство о комплексной психологической экспертизе.