Пн-Пт: с 10.00 до 19.00,
Москва, ул. Маросейка, 10/1, строение 3
Станция метро «Китай город»
+7 (495) 627 69 96

Взятки в России: объемы только растут.

опубликовано: 15-11-2016

Ночное задержание Алексея Улюкаева, подозреваемого в получении взятки в размере $2 млн, вновь сделало актуальным разговор о коррупции в органах власти. Только за первые шесть месяцев нынешнего года ущерб от самых разных преступлений коррупционной направленности в России составил более 28 млрд руб. «Газета.Ru» анализирует ситуацию с коррупцией в России.
Минэкономразвития Алексея Улюкаева. СК утверждает, что чиновник получил взятку в размере $2 млн за положительную оценку от ведомства, позволившую «Роснефти» приобрести пакет акций «Башнефти». В связи с этим «Газета.Ru» анализирует масштаб коррупционной деятельности в органах власти России.
Материальный ущерб от преступлений коррупционной направленности в прошлом году составил 43 млрд руб.
В первой половине нынешнего года эта цифра составила около 28,5 млрд руб., что позволяет говорить о том, что по итогам 2016 года объем коррупционных преступлений превзойдет прошлогодний показатель.
Такие сведения «Газете.Ru» сообщил официальный представитель Генеральной прокуратуры России Александр Куренной. В ведомстве добавили, что доля материального ущерба от коррупционных преступлений составляет примерно 10% от суммы вреда, причиняемого всеми видами преступлений в целом по России.
Как отметили в прокуратуре, возмещение ущерба от таких видов преступной деятельности затруднено рядом обстоятельств, хотя правоохранители и пытаются добиться возврата утраченных ценностей и денег. «За последние полтора года только добровольно погашенный ущерб, причиненный преступлениями коррупционной направленности, составил 6,8 млрд руб. За указанный период времени
для покрытия ущерба изъято имущества, денег и ценностей на сумму 9,9 млрд руб., арестовано имущества на общую сумму 34,6 млрд руб.», — добавили в надзорном ведомстве.
Как рассказал «Газете.Ru» адвокат Александр Карабанов, согласно российским законам и сложившейся практике, размер ущерба устанавливает следователь в ходе расследования дела. «Этот размер зависит от того, в какой форме совершено преступление. Если речь идет о нарушениях в сфере госзакупок, то его высчитывают исходя из суммы прибыли, которую недополучило государство. Если же речь идет о взятке, то ущерб определяют исходя из суммы взятки», — сказал адвокат. По его словам, следователь также обязан установить имущество обвиняемых, которое по закону необходимо продать для возмещения ущерба. «Как можно проследить, например, по делу полковника МВД Захарченко, арестовать могут даже имущество дальних родственников обвиняемого, если удается установить, что оно приобретено преступным путем», — рассказал Карабанов.
По словам юриста, основная сложность для следствия обычно заключается как раз в том, чтобы определить, какое именно имущество или деньги были получены в результате преступных действий. «Чиновники зачастую держат деньги в иностранных активах, и в рамках дела, возбужденного в России, арестовать иностранный банковский счет или иное имущество за границей весьма проблематично.
Здесь есть чисто процессуальные трудности, связанные с взаимодействием наших правоохранителей с сотрудниками правоохранительных органов других стран», — рассуждает Карабанов. По его словам, запрос в Интерпол на арест зарубежного имущества направляется не лично от того или иного следователя, а опосредованно, через специальный комитет по взаимодействию с Интерполом. «Иногда ответ следственные органы получают даже через год, что не способствует эффективной работе», — рассказал Карабанов.
Источник: gazeta.ru
Сайт коллегии: karabanoff.ru
Телефон: +7 495 627 69 96