с 10.00 до 19.00,
Москва, ул. Маросейка, 10/1, строение 3
Станция метро «Китай город»
+7 (495) 627 69 96 Ждем вашего звонка!

#ЧестноГоворя с Александром Карабановым: Почему артисты уезжают из России

опубликовано: 01-04-2022

С начала военной спецоперации России на Украине нашу страну покинуло немало музыкантов, телеведущих, журналистов, артистов театра и кино. Список эмигрировавших за границу звезд продолжает пополняться.

Если составлять топ местопребывания звезд, то на первом месте, пожалуй, Израиль, на втором — США, на третьем — Латвия, за ней следуют ОАЭ, Турция и страны ЕС.

Об артистах, эмигрировавших за границу, о роли театра в современном обществе и многом другом в гостях у председателя московской коллегии адвокатов «Карабанов и партнёры» кандидата юридических наук Александра Карабанова в эфире передачи «ЧестноГоворя» Общественной службы новостей рассказала актриса театра и кино Елена Захарова.

А. Карабанов: Елена, остаешься ли ты в России? Будешь ли ты с нами?

Е. Захарова: Такой поступок, как отъезд артиста из страны, где они родились, работали, где живут их зрители и поклонники, однозначно является недопустимым. В момент начала спецоперации я находилась с матерью и дочкой на Кипре на гастролях. Нам предложили остаться, и мы могли бы это сделать, но я ответила однозначным отказом и поторопилась вернуться домой. Я здесь родилась, стала актрисой, для меня отъезд кажется жестким по отношению к себе и к людям жестким поступком.

Я понимаю, что нам здесь будет нелегко, но можно потерпеть: носить другую, не премиальную одежду. Артист при этом должен быть вне политики. «Как вы можете выступать, как вы можете играть?» — спрашивают некоторые люди. Стоп, но почему я не должна играть? Я тоже волнуюсь, я тоже не сплю ночами и думаю и о той, и о другой стороне. Нет чужих детей и матерей.

А. Карабанов: Так что же такое для тебя патриотизм?

Е. Захарова: Духовность. Я русская. Я хочу, чтобы мы жили в России, чтобы был мир. Патриотизм для меня — это, если мне скажут выступать перед солдатами, я пойду и буду выступать перед солдатами.

А. Карабанов: Я правильно понимаю, что патриотизм для тебя — это перенос фокуса с личных интересов на общественные? Нужно четко понять, где мои интересы, а где интересы страны, и не предавать Родину…

Е. Захарова: Да, конечно, не предавать.

А. Карабанов: Нужно где-то немного поступиться своими ништяками?

Е. Захарова: Да, конечно. Мы все привыкли к хорошей жизни, но мы не знали все эти годы, что происходило в Донецке. Я не очень следила за новостями, но сейчас, посмотрев, как там гибли дети, женщины, невинные люди, осознала, как это было страшно.

А. Карабанов: Отъезд некоторых деятелей искусства — балета, кино — финансировался из-за рубежа, их интерес был во многом материальным. Как ты к этом относишься? Твои коллеги уезжают и дают нелестные оценки тем событиям, которые происходят сейчас в России.

Е. Захарова: Это их личный выбор. Они переживают за свою жизнь, за жизнь своих детей. Они не готовы разделить другие взгляды.  Любой из нас может быть неправ. Я не хочу думать, что они уехали и осуждают за деньги, не хочу никого осуждать. Время непростое, и я уверена, что они потом об этом пожалеют. 

А. Карабанов: Ты достаточно давно работаешь в театре и снимаешься в кино. Как ты считаешь, есть ли сейчас цензура и усилилась ли она в последнее время? Чего или кого она касается?

Е. Захарова: Она сейчас усилилась. Говорят, что появятся списки нежелательных артистов. Мне грустно, хочется, чтобы артисты были вне политики. Во время ВОВ играли на фронте и в тылу, шли спектакли, был и балет. Во время блокады играл знаменитый оркестр Шостаковича. 9 августа 1942 г. в зале Ленинградской филармонии состоялось исполнение Седьмой симфонии Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. В первые недели Великой отечественной войны, которую Шостакович встретил в своём родном городе Ленинграде, он начал писать Седьмую симфонию, ставшую одним из важнейших его произведений.

Меня искусство поддерживает, поэтому я хочу, чтобы оно существовало при любых обстоятельствах, чтобы играли артисты. Идет информационная война, и кто как реагирует — бывает, что информацию просто переворачивают с ног на голову. 

Неделю назад я пошла в Храм на воскресную службу, поняла, что надо много молиться, чтобы перестали гибнуть люди. 

А. Карабанов: Многие уезжающие говорят о том, что они не согласны с тем, что сейчас происходит, но таким образом они соглашаются с теми санкциями, которые многие страны ввели по отношению к России. Они касаются не только экономики, но и общественных проектов, медицины, из них следует нехватка лекарств. Это значимо для зрителя, это недопустимо в сегменте информационной войны против России.

Е. Захарова: Я не думаю, что люди согласны с санкциями, если они уехали. Возможно, ими движет страх. Но мне кажется, все равно творческие люди всесторонне развиты и духовны, они далеки от корысти. 

А. Карабанов: А может быть, они осознали, что за границей они никому не нужны, таких сумасшедших гонораров, которые они привыкли получать здесь, больше не будет?

Е. Захарова: Среди них очень много талантливых людей, я не хочу о них так говорить. Я верю, что человек может испугаться. Я испугалась сама, у меня есть ребенок. Но в то же время — как? Это моя родина.

А. Карабанов: Запрещение нашей классики и сжигание книг сегодня напомнило мне аналогичные события в Германии перед Второй мировой войной.

Е. Захарова: Да, русофобия абсурдна и примитивна. Это пласт, основа мировой культуры. Для меня это непонятно. Еще до спецоперации оскверняли памятники — мы опять возвращаемся к фашизму. Меня это очень возмущало все эти годы. 

Наших певцов убирают и запрещают, Анну Нетребко — они этим сами себя обедняют. 

А. Карабанов: Может быть, начать фильтровать свою аудиторию? 

Е. Захарова: Мы много говорим с друзьями. Мне не хочется их терять. Когда ты аккуратно прощупываешь почву, чувствуешь, куда не надо поворачивать беседу. Кому-то я боюсь писать, потому что не знаю, что услышу в ответ.

А. Карабанов: Есть ли какие-то разнарядки — что писать в соцсетях, как общаться в быту? На репертуар?

Е. Захарова: Нет, никаких разнарядок нет. Но когда началась спецоперация, мы были на гастролях. И нам сказали ничего не писать и ничего не комментировать. Нельзя давать оценку там, где нет знания глобальной ситуации. Ты не политолог, ты артист и отвечаешь за другую функцию.

У меня есть своя позиция, стараюсь осмыслить происходящее. Но я хочу быть здесь. И я уверена, что мир потом поймет, что мы правы и повернется к нам. Я хочу так думать.

А. Карабанов: Что тебе известно о списках нежелательных артистов?

Е. Захарова. Я об этом не думаю. Я другой человек: много занимаюсь благотворительностью, получаю от этого огромное удовольствие. Я по-другому воспитана. Когда я выбирала профессию, я думала не о деньгах.

А. Карабанов: Наверное, ты потому и вернулась, что ты про духовность, про смысл, не про деньги. К счастью для нас, зрителей. Шелуха уехала, остались светлые и чистые люди.

Е. Захарова: Я всем желаю добра и не хочу так думать и считать кого-то шелухой. Артисты впечатлительные, они могли реагировать на что-то эмоционально.

А. Карабанов: Государство как-то поддерживает сейчас людей, которые остались и не уехали?

Е.Захарова: Меня пока нет. Я получаю зарплату в 20 тысяч в театре Луны. У меня 1 спектакль в месяц. Но зарплата не изменится, если буду репетировать что-то другое. Зритель возвращает билеты, боятся покупать их. Это из-за доллара и рубля. Но какие-то спектакли идут при полных аншлагах. 

А. Карабанов: Я хожу на спектакли, премьеры и вижу, что формат «ниже пояса» востребован. Может быть сейчас не время духовности?

Е. Захарова: Может быть. Мы 9 Мая делаем концерт памяти Марка Фрадкина в консерватории. Это День Победы.

А. Карабанов: Я считаю, что театр и кино должны нести не только развлекательную функцию, но и воспитательную. Что ты можешь сказать нашим подписчикам сейчас об этом? Какие рекомендации дашь как эксперт? На что сходить?

Е. Захарова: 

Я очень люблю Туминоса «Война и мир» — невероятный спектакль в Вахтанговском театре. Толстой вечный, классика, там есть юмор, спектакль длинный. Я полспектакля проплакала.

А. Карабанов: То есть ощущение катарсиса все-таки наступает? То очищение души, которое дает искусство?

Е. Захарова: Да, абсолютно. Сегодня я иду смотреть спектакль в Татр-школу современной пьесы, где я тоже играю. «Фаина. Эшелон» — спектакль Иосифа Райхельгауза по документальной повести Фаины Райхельгауз. В главной роли Санаева. Очень интересно, я знаю, что он серьезный и я тоже буду плакать. 

А. Карабанов: Лена, я очень рад, что ты с нами, что ты себя не разменяла и выбираешь духовность как стержень, который тебя сохраняет. И, безусловно, через эту духовность ты формируешь свой внутренний репертуар, которым с нами делишься. 

Е. Захарова: Да.

А. Карабанов: Я считаю, что мы все должны быть вместе, а такие люди, как ты, дадут нам правильные векторы движения, чтобы мы себя не потеряли, приумножили и сохранили. 

Е. Захарова: Спасибо.

Пресс-отдел МКА «Карабанов и партнеры» 

Инстаграм: https://www.instagram.com/advocate_karabanov/

https://www.instagram.com/karabanov_partners/

Канал YouTube: https://www.youtube.com/channel/UC3msSrbpsKt2MqlwWX1bTOA

Сайт: https://karabanoff.ru 

Почта: info@karabanoff.ru

Тел.: +7 495 627 6996

    Whatsapp

    Нажимая кнопку «Получить консультацию», Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.